Обращение Чолпон Джакуповой к президенту Сооронбаю Жээнбекову

ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ к президенту Кыргызской Республики Жээнбекову С.Ш. о состоянии дел в судебной системе

Уважаемый Сооронбай Шарипович! Поводом для настоящего обращения послужило желание оказать помощь Вам, как главе государства, в выявлении и устранении серьезных системных ошибок в деятельности судебной ветви государственной власти.

Как Вам известно, в 2017 году генеральный прокурор подал несколько исков в защиту чести и достоинства экс-президента Алмазбека Атамбаева, в том числе, и против меня. В результате беспрецедентных по количеству нарушений закона разбирательств, суды всех инстанций взыскали с меня 3 млн сомов, а также запретили выезд за границу.

Ниже представляю основные отступления от требований законодательства, допущенные прокурорами и судьями в ходе процессов:

-был грубо нарушен принцип равноправия и состязательности сторон, нашим доводам и доказательствам не была дана юридическая оценка, что является нарушением требований Гражданского процессуального кодекса КР;

-Генеральным прокурором не был соблюден обязательный досудебный порядок разрешения спора, что является основанием для прекращения разбирательства, однако суды проигнорировали это нарушение;

-суды необоснованно отказывали в удовлетворении наших ходатайств о приглашении Алмазбека Атамбаева на заседания, чья позиция имела важное значение для правильного разрешения дела;

-суды запретили мне выезд за границу, что прямо противоречило Конституции.

В дальнейшем решением Конституционной палаты Верховного суда от 30 мая 2018 года установлено, что запрет на выезд за границу для ответчиков не соответствует Конституции[1]. Одним из важнейших вопросов была неопределенность процессуального статуса генерального прокурора в этом деле по причине несоответствия статьи 4 закона «О гарантиях деятельности президента» Конституции.

Однако суды проигнорировали установленную статьей 101 Конституции обязанность направить запрос в Конституционную палату Верховного суда, если при рассмотрении дела в любой судебной инстанции возник вопрос о конституционности закона, от которого зависит решение дела. Мы просили суды всех инстанций дать правильную юридическую оценку упомянутым выше нарушениям и принять справедливое решение, однако наши ходатайства были проигнорированы.

17 октября 2018 года Конституционная палата Верховного суда частично удовлетворила наше ходатайство о признании неконституционной статьи 4 закона «О гарантиях деятельности президента», установив, что генеральный прокурор должен согласовать с президентом вопрос подачи искового заявления в защиту его чести и достоинства, а также размер компенсации морального вреда.

Таким образом, только по одному делу мы имеем уже два решения Конституционной палаты Верховного суда, которыми фактически установлено, что, рассматривая дела по искам генерального прокурора, суды выносили решения, не соответствовавшие положениям Конституции.

Ранее мы обращались с жалобами на судью Октябрьского районного суда г.Бишкек Кымбат Архарову и работника Генеральной прокуратуры Руслана Абдырахмана, которые являются непосредственными исполнителями по упомянутым искам. Однако,Гененеральная прокуратура сообщила, что «в действиях Р.Абдырахмана не обнаружено никаких нарушений».

Дисциплинарная комиссия при Совете судей, которую впоследствии возглавила именно Архарова, вообще не стала рассматривать нашу жалобу, указав, что жалобы на судебные акты не рассматриваются. Таким образом, Дисциплинарная комиссия и Генеральная прокуратура проигнорировали решение Конституционной палаты, что является серьезным прецедентом, ведь решения этого органа по своему смыслу и статусу стоят выше закона, поскольку отменяют действие любого нормативного акта.

В итоге существуют решения Верховного суда и Конституционной палаты Верховного суда, которые прямо противоречат друг другу. При этом эти решения являются окончательными и не подлежат обжалованию. Однако никто из судей или прокуроров не понес абсолютно никакой ответственности за допущенные нарушения. Подобная ситуация является печальным прецедентом для правовой системы Кыргызской Республики.

Проблему усугубляет то, что отдельные судьи злоупотребляют принципом независимости и невмешательства в деятельность по отправлению правосудия. В результате в стране отсутствует эффективный контроль за соблюдением законов органами судебной власти, что, в свою очередь, приводит к их абсолютной безнаказанности. А безнаказанность порождает вседозволенность, недопустимую при отправлении правосудия.

При этом судебная система абсолютно недоступна для общественного контроля. К примеру, о деятельности Дисциплинарной комиссии при Совете судей нет никакой информации в открытых источниках, граждане не могут получить сведения о том, кто входит в ее состав, какие решения принимаются, авторы жалоб не приглашаются на заседания и так далее.

Следует также отметить, что Жогорку Кенеш ни разу не воспользовался своими конституционными функциями по осуществлению парламентского контроля за проведением в жизнь законов и других решений, касающихся деятельности судебной системы.

Судебные тяжбы только по одному иску в отношении меня продолжались более одного года, его рассматривали в общей сложности 7 судей по основному делу, 7 судей в рамках исполнительного производства, участвовали 2 адвоката, 2 прокурора, несколько судебных исполнителей, 10 судей Конституционной палаты Верховного суда (2 раза).

Но ведь Генеральный прокурор подал 5 подобных исков, представьте, сколько ресурсов и времени использовали упомянутые лица, сколько денег налогоплательщиков было потрачено на оплату их деятельности. Но самое важное — в результате всей этой деятельности справедливость не восторжествовала.

Все судьи, прокуроры, судебные исполнители выносили откровенно незаконные решения, по которым необходимо было взыскать в общей сложности 62 млн сомов с независимых СМИ, правозащитников и юристов. Материальные претензии были сняты только по волеизъявлению экс-президента Атамбаева, но сами решения остаются в силе до сих пор.

На одном примере мы продемонстрировали Вам целый ряд системных ошибок, имеющих место в деятельности органов судебной власти. Эта громоздкая система, на содержание которой уходят огромные материальные ресурсы, большое количество времени должностных лиц и участников процессов, в результате не выполняет свою главную функцию – справедливое разрешение судебных дел.

Неэффективная деятельность судебной системы неизбежно порождает недовольство народа. С экономической точки зрения содержание подобного государственного института в таком виде является нецелесообразным расходованием бюджетных средств.

Теперь в целях восстановления моих прав, нарушенных незаконными решениями судов, мне нужно опять вкладывать невероятные усилия, тратить нервы, время и деньги, чтобы добиться справедливости путем пересмотра дела по новым обстоятельствам. При этом, я осознаю, что шансы добиться решения, полностью соответствующего всем требованиям законодательства, ничтожно малы, поскольку характер и методы деятельности судебной системы остаются прежними.

Но такая ситуация складывается не только по одному моему делу. На сегодняшний день аналогичная ситуация сложилась в отношении большого количества жертв «кыргызского правосудия» – Садыра Жапарова, Омурбека Текебаева, Бектура Асанова и других. Все понимают, что решения принимались с многочисленными нарушениями норм материального и процессуального права, исходя из политической конъюнктуры.

Но для пересмотра этих дел требуется искусственное создание «вновь открывшихся или новых обстоятельств». Такая практика губительна не только для судов, но и для адвокатуры, поскольку адвокаты теперь не будут своевременно представлять доказательства в полном объеме для того, чтобы на всякий случай создать в будущем возможность для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Как итог мы получим вновь «удорожание судебной системы», которая и так слишком дорого обходится народу.

Важно отметить, что Конституционная палата Верховного суда своим решением от 17 октября 2018 года наделила президента функциями по координации и объединению всех ветвей власти, а также единения государственной власти с народом[2]. При этом, решения Конституционной палаты являются источником права, поскольку имеют нормативный характер.

Согласно толковому словарю русского языка[3] слово «координация» означает«соотношение», «согласованность». Глагол «координировать» толкуется как«установить правильные соотношения, координацию между чем-либо». Тем самым, Конституционная палата, на мой взгляд, необоснованно возложила на Вас ответственность перед народом за качество деятельности судебной власти.

Уважаемый Сооронбай Шарипович! Принимая во внимание упомянутое решение Конституционной палаты Верховного суда, согласно которому президент обеспечивает реализацию интересов всего народа, является координатором всех ветвей государственной власти, учитывая, что обеспечение законности и справедливости деятельности правоохранительной и судебной систем неоспоримо отражает волю народа Кыргызстана, прошу Вас обратить внимание на факт отсутствия какого-либо контроля за соблюдением законов органами судебной системы, а также использовать функции координатора всех ветвей власти для обеспечения строгого соблюдения Конституции и законодательства республики указанными государственными органами.

С уважением, директор

Правовой клиники «Адилет»  Чолпон Джакупова

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *